НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ВИДЫ ГРИБОВ    КАРТА ПРОЕКТОВ   


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава III. ОТРАВЛЕНИЯ БЛЕДНОЙ ПОГАНКОЙ

Общая характеристика

Отравления грибами из группы бледной поганки являются наиболее серьезными и опасными и носят по своим обстоятельствам, условиям обстановки и исходу наиболее трагический характер по сравнению с остальными грибными отравлениями. Отравления бледной поганкой так же, как и строчками, имеют выраженную сезонность: середина, конец лета, начало осени. Наибольшее количество вспышек и заболеваний от отравления бледной поганкой падает на август. Однако столь узкоспецифической сезонности при отравлениях бледной поганкой, какую мы отмечали при отравлениях строчками, мы не наблюдали. Объясняется это тем, что вегетационный период появления и роста плодовых тел строчков (сморчков) весьма кратковременен и ограничен обычно одним-двумя весенними месяцами, в то время как период роста плодовых тел грибов из группы бледной поганки более растянут по времени.

Важнейшей и существенной чертой отравлений бледной поганкой является необычаино высокая летальность. По величине летальности среди других видов пищевых бактериальных и небактериальных отравлений летальность при отравлениях бледной поганкой может идти в сравнение лишь с ботулизмом.

По литературным данным, летальность от бледной поганки достигает 35-90%. По неполным данным, в Германии вследствие отравления бледной поганкой ежегодно гибло 80-100 человек; в США - 12-15 человек, во Франции - свыше 100 человек.

По собранным нами материалам при единичных случаях отравления грибами из группы бледной поганки летальность достигает 51%.

Количество случаев отравлений бледной поганкой значительно ниже, чем количество случаев отравлений от неправильного употребления строчков, однако тяжесть клинической картины при отравлениях бледной поганкой и летальность являются подавляющими. Отдельные случаи отравлений бледной поганкой давали до 100% смертности, вместе с тем очень мало отмечалось случаев отравлений, давших благополучный исход.

Такая высокая летальность, наблюдающаяся при отравлениях бледной поганкой, служила и продолжает служить предметом .постоянного внимания и забот санитарных и лечебных организаций многих стран. Наибольшее количество работ по токсикологии грибов, казуистике грибных отравлений, их патологоанатомических и клинических исследований, а также работ по методам лечения грибных отравлений посвящено именно этому смертельно опасному грибу - бледной поганке.

Как правило, отравления бледной поганкой связываются с употреблением свежеприготовленных грибов, собранных преимущественно лично в лесу или, что очень редко, купленных у частных лиц. Не было отмечено ни одного случая грибных отравлений этого типа, связанных с употреблением переработанных (соленых) грибов и грибов от массовой организованной заготовки.

Этиология и патогенез

Главным и основным возбудителем этого типа отравлений является широко известная бледная поганка.

Название «бледная поганка» относится к небольшой группе близких друг к другу видов грибов из рода Amanita, а именно в первую очередь A. phalloidea (зеленая разновидность бледной поганки), затем А. mappa или A. citrina (желтая разновидность бледной поганки), A. verna или A. alba или A. virosa (белая разновидность). Надо отметить, что латинские названия разновидностей и их идентичность до сих пор строго не установлены. Спорным вопросом является также и ядовитость некоторых разновидностей, исключая общепризнанную зеленую - A. phalloides. Так, например, A. citrina (mappa) считается некоторыми авторами неядовитой или сомнительной по своей ядовитости. Такое же мнение существует относительно желтонарциссной поганки.

Принимая во внимание большую спорность всего этого вопроса, сравнительно тонкие и неустойчивые различия между всеми указанными разновидностями бледной поганки, случайное спутывание которых представляет собой смертельную опасность, мы практически твердо считаем все указанные выше разновидности бледной поганки ядовитыми. Если и наблюдаются отдельные единичные случаи, когда, например, A. citrina (mappa) не вызывала отравления, то даже при том условии, что съеденные грибы разновидности вида A. citrina было безукоризненно установлено, они доказывают лишь только то, что данные съеденные грибы были неядовиты или в силу неизвестных причин не оказали ядовитого действия на употребивших их в пищу. Это положение тем более правильно, что имеются случаи отравления A. citrina, при которых также безукоризненно был установлен именно этот вид гриба.

Наконец, следует еще отметить, что почти все виды Amanita обнаруживают большое богатство форм. Цвет, строение тела, те или иные морфологические особенности представляются иногда столь изменчивыми, что даже опытный специалист наталкивается на большие трудности при отнесении исследуемой формы к определенной систематической группе.

В литературе имеются указания на единичные отравления двумя видами грибов, которые не относятся к роду Amanita, а представляют собой виды Hygrophorus conicus и Pholiota autumnalis. Отравления этими грибами протекают при аналогичной клинической картине, свойственной отравлению бледной поганкой. Однако все эти наблюдения носят уникальный характер. Мы, на основании наших данных, можем подтвердить ядовитые свойства гриба Hydrophorus conicus, токсичность которого в крупных токсикологических руководствах до сих пор стоит под вопросом.

Еще 150 лет назад предпринимались экспериментальные исследования яда бледной поганки.

Более точные исследования яда бледной поганки в конце прошлого столетия произвел Коберт (1891). Он обнаружил, что водные и соленые вытяжки бледной поганки обладают сильным гемолитическим действием на кровяные шарики многих животных, даже при сильном разведении (1:125 при расчете на сухое вещество). Коберт первоначально ошибочно предположил, что это гемолитическое вещество, которому он дал название фаллин, является единственным действующим ядовитым началом бледной поганки. До сих пор это название фигурирует во многих медицинских руководствах, энциклопедиях, хотя в действительности фаллин уже при нагревании до 60° разрушается, а также теряет свою активность от слабых кислот и ферментов желудочного сока и, следовательно, не может играть роль действующего начала.

Исследования Абеля и Форда, длившиеся с 1906 по 1914 г., привели к нахождению в бледной поганке двух ядовитых веществ: 1) аманитагемолизина и 2) аманитатоксина. Аманитагемолизин по своим свойствам идентичен фаллину Коберта и представляет собой азотистый глкжозид, содержащий пентозу (пентозид). Этот яд не играет существенной роли при отравлении бледной поганкой, поскольку грибы подвергаются термической обработке. Однако, невидимому, бледная поганка в сыром виде является более ядовитой. Так, Плоурайт (1879) сообщил о смерти одного двенадцатилетнего мальчика, который съел всего только одну треть шляпки бледной поганки в сыром виде. Очень небольшие кусочки бледной поганки могут вызвать явления отравления и у взрослого человека. Тандфорд упоминает о смертельном отравлении одной молодой женщины, съевшей только половину бледной поганки. Гетро (1939) даже указывает, что один средний экземпляр хорошо развившейся бледной поганки может вызвать отравление целой семьи (5-6 человек).

Вообще же говоря, как показывают наблюдения, употребление в пищу двух-трех экземпляров бледной поганки как примесь к грибному блюду может иметь роковые последствия.

Другой яд - аманитатоксин - является устойчивым к нагреванию и не разрушается под влиянием ферментов желудочно-кишечного тракта. Отвары, полученные из бледной поганки, подвергнутые Фордом (1906) нагреванию и обработке слабыми растворами кислот, щелочей, а также пищеварительными соками, вовсе не теряли свою сильную ядовитость для кролика и морской свинки. Будучи введены под кожу в малых дозах указанным животным, эти отвары вызывали заболевания, симптомы которых были (почти одинаковы с симптомами, наблюдающимися у человека. Яд не мог быть обезврежен ни таннином, ни крепким черным кофе, ни адсорбирован животным углем. Автор, однако, не получил яда бледной поганки в чистом виде.

Исследователи для своих токсикологических опытов вообще предпочитают пользоваться вытяжками из бледной поганки ввиду условий более близких к действительности, чем при пользовании многократно обработанными различными растворителями фракционированными препаратами из бледной поганки, чистота которых с полной уверенностью не может быть установлена. Дюжарик де ла Ривьер (1929) провел исследование токсикологических свойств вытяжки свежих .грибов бледной поганки и установил) ее токсичность на многих животных. Из всех животных обращает на себя внимание особая стойкость барана при введении яда через рот. При парэнтеральном введении вытяжки из бледной поганки баранам они гибли так же, как и остальные животные.

Гетро (1938 и 1939) провел сравнительно недавно опыты на кроликах с водными кипячеными экстрактами из сухих и свежих грибов бледной поганки, причем он нашел, что сушеные грибы для целей изучения природы токсина являются непригодными, так как дают результаты противоречивые и даже несовместимые с основным патогенным свойством фаллоидного яда. Поэтому автор пришел к выводу, что для получения сравнимых результатов с отравлением человека необходимо производить опыты со свежими грибами. Автор, хотя и не получил удовлетворительных и совпадающих результатов во всех своих опытах, однако критикует взгляды предыдущих исследователей на характер токсина бледной поганки. По мнению автора, неправильно рассматривать яд как единое вещество, имеющее свои специфические реакции и почти индивидуальную токсичность, примерно, как мышьяк или фосфор. Предыдущие исследователи неправильно называли фаллоидный яд аманитатоксином, относя к нему всю термостабильную часть токсина, и ошибочно полагали, что они выделяли химически чистый яд без денатурации.

Линен и Вилянд (1937) нашли в фаллоидном яде три составных соединения - предполагаемые яды, из которых они выделили одно в кристаллическом виде. Они назвали этот яд фаллоидин. Фаллоидин - нейтральное вещество, не дает реакций на алкалоиды, трудно растворимо и вызывает гибель мыши (весом 16-20 г) при введении ей ничтожного количества этого вещества - 10 γ.

Авторы считали, что это вещество является сложным соединением, построенным частью из аминокислот, частью из продуктов их соединения и представляет собой переходную форму от алкалоидов к белковым ядам. Фойт (1938) провела фармакологическое исследование кристаллического фаллоидина и установила, что последний обладает всеми токсическими свойствами бледной поганки и, являясь гепатотропным ядом, обусловливает центральную вакуолизацию печеночных долек с вторичным ожирением.

Позднее, в 1940 г., Вилянд и Виткол из 220 кг бледной поганки выделили в результате сложной обработки лишь 5,6 г чистого фаллоидина и подвергли его гидролизу. Продукты гидролиза тщательно исследовались и идентифицировались. Оказалось, что фаллоидин является полипептидным соединением - гехсапептидом, состоящим из одной молекулы вновь открытой аминокислоты - окситриптофана, одной молекулы цистеина, двух молекул оксипролина и двух молекул аланина. Данные анализа удовлетворительно согласуются с исправленной формулой C30H39O9N7S (молекулярный вес 673). Авторы считают, что ядовитое действие основано не на наличии окситриптофана, а должно быть приписано всей пептидной системе. Гетро полагает, что достаточно будет диссоциировать такое соединение, чтобы обезвредить фаллоидин. Виткоп и Галермейер (1941) сообщили, что второй токсин - аманитин - они выделили в кристаллической форме, но им не удалось установить его химическую формулу. Аманитин обладает весьма сильными токсическими свойствами: введенный в вену в количестве 5, убивает мышь весом 16-20 г. Манипуляции с этим веществом вызывают конъюнктив глаз и раздражение появление гнойного дерматита.

Хотя относительно химической природы и сущности яда бледной поганки и существуют расхождения во взглядах отдельных исследователей, однако все до сих пор выделенные из нее препараты дают при инъекции опытным животным острые явления характерного отравления. На секционном материале отравленных подопытных животных можно установить патологические изменения, сходные с изменениями, наблюдающимися у людей, погибших от отравления бледной поганкой. Отмечаются кровоизлияния, распространенный некроз и жировое перерождение клеток внутренних органов, в особенности печени и почек.

Яд в бледной поганке распределен неравномерно по тканям плодового тела. Кутикула шляпки, невидимому, содержит пропорционально наибольшую часть яда. Однако и остальные части гриба: клубневидное утолщение, шляпка и чешуйки (остатки общего покрывала) содержат также значительные количества яда. Интересно отметить, что, как показывают сравнительно недавние исследования, споры бледной поганки являются токсичными для кроликов при интравенозном, интраперитонеальном и интралюмбальном введении.

Патологоанатомические изменения, многократно наблюдавшиеся и отмеченные, уже начиная с описаний Машка (1855), при вскрытии отравившихся бледной поганкой, дают некоторое основание для суждения о патогенезе отравления этой группой грибов. Наши собственные наблюдения, а также собранные нами материалы показывают, что мы в основном встречаем явления жирового перерождения почти всех внутренних паренхиматозных органов, и в первую очередь печени, а также сэкхимозами во внутренних органах, слизистой оболочке кишечника, желудка и на брыжейке. Большое количество жира в печени, встречавшееся при отравлениях бледной поганкой, напоминает печень при фосфорном отравлении (Студер, Сали, Шерер, 1885). Патологоанатомическая картина, наблюдаемая при вскрытии погибших от бледной поганки, действительно сходна с патологоанатомическими изменениями, отмечаемыми при фосфорном отравлении, комбинированном с острой желтой атрофией печени, а также с изменениями, происходящими от действия кишечно-капиллярных ядов. Общее количество жира в печени достигает 53-58% против нормального содержания жира в печени-11%.

Если принять во внимание материал, изложенный нами выше, относительно отравлений строчками, мы должны признать, что жировая инфильтрация или жировое перерождение печени, не являясь вообще строго специфическим патологоанатомичеоким признаком для определенных отравлений или заболеваний, не является также специфическим и для отравлений грибами группы бледной поганки.

Однако вряд ли мы можем недооценивать эту патологоанатомическую находку в диагностическом отношении, конечно, в комплексе с другими обстоятельствами и условиями, связанными с отравлениями.

Жировое перерождение почек, сердца, селезенки, поджелудочной и слюнной железы, участков мускулатуры, а также, наряду с этим, кровоизлияния на поверхности печени, почек, в сердечной мышце, в перикардии, плевре, в яичнике и в головном мозгу, диффузные дегенеративные изменения в клетках отдельных участков центральной нервной системы, реактивное разрастание глиозной ткани, отек мозга, кровоизлияния в слизистой оболочке желудка и кишок, набухание нейеровых бляшек в кишечнике - вот что составляет перечень существенных патологоанатомических изменений, описанных сравнительно большим количеством прежних и современных авторов.

Вопрос о патогенезе отравлений бледной поганкой не является вполне разрешенным.

Многие авторы приписывают яду бледной поганки особое сродство к печеночной ткани, которая в первую очередь является наиболее страдающим органом. Однако гепатотропное действие не является основным, определяющим все остальные симптомы отравления; одновременно яд воздействует на центральную нервную систему и на другие органы, повреждая стенки капилляров кишечника и других органов и тканей, а также нарушая общий обмен веществ во всем организме.

Некоторые авторы отрицают мнение, что яд бледной поганки является специфически гепатотропным, вызывающим дегенеративные процессы в печени. Они видят в изменениях печени процессы защитной реакции организма, а не первичный дегенеративный процесс, как это имеет место при инфекционном заболевании, например, туберкулезе; при отравлении бледной поганкой дегенеративные процессы есть вторичное явление вследствие перегрузки печени ядом.

Другие авторы видят основу патогенеза отравления бледной поганкой в нарушении функции печеночной ткани, ведущей к гипогликемии, и которая вторично приводит к патологическому повреждению ткани и нарушению функций остальных органов. В частности, Ло считает, что яд, бледной поганки наносит серьезное первичное поражение печени, вследствие которого происходит, по-видимому, тяжелое нарушение синтеза гликогена печенью и уменьшение содержания в ней гликогена. Пока печеночные клетки существенно не поражены, они продолжают захватывать жир из крови и это ведет к обогащению клеток жиром, которое неправильно считают жировым перерождением. Если организм в этой стадии отравления получит достаточное количество гликогена из скелетной мускулатуры, то это нарушение печеночной ткани может быть преодолено. Если же резервы гликогена истощены, то ткань печени, весьма обедненная гликогеном и поэтому весьма нестойкая, начинает подвергаться автолитическим процессам, что и приводит к катастрофе, клинически выражающейся в печеночной коме, а патологоанатомически - в острой желтой атрофии печени.

Таким образом, нарушение углеводного обмена является основным проявлением действия яда бледной поганки. Одновременно повышается кислотность в крови, появляется молочная и мясо-молочная кислота в моче. Печень, как показали наблюдения над собаками, теряет способность ресинтезировать глюкозу из молочной кислоты, содержащейся в повышенном количестве в крови. Отмечается сильное снижение содержания глюкозы в крови - до 0,65; 0,48; 0,28 г на 1 000 мл. По существу, при отравлении бледной поганкой имеет место нарушение не только углеводного обмена, но также и белкового, жирового и водного обмена, т. е. весьма тяжелое расстройство всех функций организма.

Этиологические связи, условия и другие особенности возникновения отравлений бледной поганкой

Массовые отравления бледной поганкой представляют собой большую редкость. Во всей многочисленной мировой литературе, посвященной описанию отравлений бледной поганкой, мы можем насчитать десяток, другой вспышек, где можно говорить о массовом отравлении.

По данным наших наблюдений, за последние 12 лет мы ни разу не имели массового отравления бледной поганкой, так как условия сбора и переработки грибов, несмотря на недостатки в этой области, были, по-видимому, все же достаточными, чтобы обеспечить защиту потребителей от бледной поганки.

Отравления бледной поганкой в нашей стране бывают только индивидуальные или семейные. Как показывают обследования, грибы, послужившие причиной отравления, пострадавшие собирали в лесу сами и лишь в единичных случаях покупали у частных лиц.

Анализ большого количества случаев отравлений грибами группы бледной поганки, которые ежегодно имеют место в различных странах, показывает, что основной предпосылкой, которая приводит в конечном счете к тяжелому отравлению, является недостаточное знание грибов или отсутствие этого знания, соединенное с самоуверенностью, легкомыслием или небрежностью.

Любители собирать грибы, «охотники за грибами», путают иногда (в особенности это часто наблюдается за границей) некоторые определенные съедобные виды грибов с их смертельно опасным «двойником» - бледной поганкой. Бледная поганка и ее разновидности могут иметь некоторое внешнее сходство со следующими вполне съедобными грибами, среди которых имеются весьма ценные во вкусовом отношении: шампиньоны, зеленоватые и белые сыроежки. Чаще всего бледную поганку смешивают с шампиньонами, которые многими ценятся за свой хороший вкус.

Трагическая вспышка отравлений бледной поганкой произошла во Франции около Бордо в сиротском доме, где одновременно погибло 11 детей, съевших за завтраком блюдо из бледных поганок, собранных неграмотными служащими этого дома вместо шампиньонов.

При отравлении бледной поганкой обычно имеет место употребление в пищу шампиньонов или употребление смеси различных грибов, к которым в том или другом количестве примешаны бледные поганки. Сравнительно редко наблюдаются случаи отравления грибным блюдом, целиком состоявшем из бледной поганки. Надо сказать, что, по-видимому, количество съеденных грибов бледной поганки играет не столь существенную роль, как при отравлении строчками, так как даже один съеденный экземпляр бледной поганки может вызвать смертельное отравление. Таким образом, вследствие высокой концентрации яда в грибах, даже сравнительно ничтожная случайная примесь бледной поганки к блюду является смертельно опасной.

Наиболее ядовитый гриб - бледная поганка - относится именно к тем опасным грибам, относительно которых общеизвестные и общепринятые способы (ненадежные, или неверные, или ложные по существу) распознавания или обезвреживания, являлись одним из дополнительных факторов, приводивших к тяжелому отравлению многих отдельных лиц и семей. Известны случаи, когда еще колеблющиеся люди в отношении установления съедобности собранных грибов, увидев с облегчением, что серебряная ложка, опущенная в блюдо с грибами, не потемнела, съедали собранные грибы, не вызывающие ни по запаху, ни по вкусу даже малейших подозрений в их ядовитости. В результате, однако, возникали отравления в тяжелой форме, клинически свойственной отравлению бледной поганкой, со смертельными исходами. Оказывается серебряная ложка или монета при варке с бледной поганкой не темнеет, что же касается вкуса бледной поганки, то даже отравившиеся нередко отзывались о ней с похвалой. Нужно сказать, что и в свежем виде бледная поганка, как мы уже выше упоминали, не обладает неприятным вкусом или запахом.

Способы предварительной обработки и кулинарного приготовления бледной поганки, судя по наблюдавшимся случаям отравлений, никакого влияния на тяжесть клинической картины не оказывали. Удаляли ли или не удаляли предварительно кожицу со шляпки, производили или нет отваривание грибов с удалением отвара, отравление все равно имело место без видимого ослабления симптомов. Яд бледной поганки весьма стоек, распространен по всему плодовому телу гриба и очень тесно связан с тканями гриба. Однако, говоря о кулинарных способах приготовления грибов, следует учесть, что имеются наблюдения некоторых авторов, указывающие на возможность изменения токсичности бледной поганки в зависимости от некоторых других условий. Так, Лимузен (1932) кормил кошку, очень чувствительную к яду бледной поганки, этими грибами, варившимися вместе с сырым мясом. Кошка выживала, несмотря на то, что получала обычную смертельную дозу грибов. Если же грибы и мясо варились раздельно друг от друга, то совместное кормление этими продуктами вызывало у кошек неизменно смертельное отравление.

Все случаи отравлений бледной поганкой, как и строчковых отравлений, относятся исключительно к свежесобранным и кулинарно приготовленным грибам. Ни в литературе, ни в нашем собственном материале мы не могли ни разу отметить отравлений бледной поганкой, которые произошли бы в связи с употреблением соленых или другим способом законсервированных грибов. Однако отсюда не следует думать, что такой способ отравления не может иметь места.

Относительно возможности перехода яда бледной поганки в грудное молоко и последующего возникновения отравлений у грудных детей мы лично наблюдений и материалов не имели. Мы считаем, что нет никаких оснований предполагать, что яд бледной поганки, поражающий весь организм, минует молочную железу.

Концентрация яда в бледной поганке колеблется по месяцам года, возможно также и по отдельным годам. На это обстоятельство указывают колебания частоты вспышек отравлений по отдельным месяцам грибного сезона. Как известно, A. phalloides в условиях средней Европейской части России начинает появляться в июле (надо сказать, что разновидность бледной поганки A. verna у нас начинает появляться еще в июне, но встречается очень редко) и рост бледной поганки продолжается до октября включительно. На севере начало роста ее соответственно опаздывает, на юге конец роста несколько задерживается. Таким образом, ошибочный сбор бледной поганки возможен всюду по крайней мере в течение четырех месяцев, однако отравления бледной поганкой чаще всего наблюдаются в августе. Конечно, мы не можем исключить здесь и другой фактор, а именно колебания интенсивности вегетации бледной поганки в различные годы и в различные месяцы, так как возможноеть встречи с бледной поганкой и ошибочного сбора ее может также колебаться по отдельным годам и месяцам.

Во всяком случае, тот или другой фактор, точнее оба вместе, дают в результате довольно характерную кривую отравлений бледной поганкой по отдельным месяцам, которые мы приводим на диаграмме (рис. 3)

Рис. 3. Сезонность отравлений бледной паганкой (в процентах к общему итогу).
Рис. 3. Сезонность отравлений бледной паганкой (в процентах к общему итогу).

На диаграмме мы видим прежде всего выраженную сезонность отравлений бледной поганкой, о чем мы выше уже упоминали. Токсичность бледной поганки, как известно, резко колеблется также и по отдельным местностям ее произрастания.

Клиническая картина отравления бледной поганкой

Клиническая картина отравления бледной поганкой уставляется весьма характерной и при учете анамнестических данных этиология случая не оставляет никакого сомнения. Поэтому, так же как и при ботулизме, клиническая картина отравления является важнейшей основой для диагноза и выяснения этиологии грибного отравления.

Жило (1900), рассматривая различные клинические случаи отравления бледной поганкой, пытался их разделить на различные клинические формы: коматозную судорожную, адинамическую, алгидную, холероподобную. Однако это деление является, по нашему мнению искусственным и поэтому излишним, так как в действительности мы почти всегда встречаем случаи отравления не в чистом виде, а лишь как смесь этих форм с возможным преобладанием тех или иных симптомов.

Специфическим для отравления бледной поганкой является весьма длительный инкубационный период без каких-либо продромальных явлений. После употребления грибного блюда в течение многих часов люди чувствуют себя физически и психически вполне здоровыми. Приведем показательную в этом отношении вспышку отравления во Франции, вызванную бледной поганкой, когда отравилось 23 человека, из которых 9 погибло. В ресторане группа, состоявшая из 23 человек, утром завтракала грибами, приготовленными в соусе. К ужину все вновь собрались к столу совершенно здоровыми. При этом весело шутили по поводу того, что «если мы отравились грибами, то умрем все вместе». Никто из них не думал серьезно, что ночью наступит катастрофа.

Заболевание начинается неожиданно после употребления в пищу грибов, спустя самое раннее 7 часов и самое позднее 40 часов, а в среднем примерно через 12 часов и чаще всего ночью. Появляется сильная жестокая боль в животе (колики), бурный и частый понос и неукротимая рвота, испражнения желто-зеленого и глинистозеленого цвета, скоро становящиеся слизисто-водянистыми и уже через несколько часов лишенные калового запаха. Иногда в испражнениях наблюдается кровь.

Вследствие большой потери воды появляется сильная и мучительная жажд а, которая не может быть утолена, так как больной быстро извергает рвотой воду обратно. Больные жалуются на головную боль и головокружение и буквально «тают» на глазах. В редких благоприятных случаях симптомы постепенно начинают слабеть и наступает медленное выздоровление. В тяжелых случаях внешний вид больного уже после первых приступов резко ухудшается: появляется сильная слабость, доходящая до прострации, лицо приобретает мертвенно-бледный оттенок, глаза вваливаются в орбиты, постепенно черты лица заостряются. Кожа становится дряблой, неэластичной; голос больного беззвучный; больные жалуются на мелькание в глазах, неясное и расплывчатое зрение, иногда на двоение в глазах, что объясняется, повидимому, потерей воды в стекловидном теле (Бланк, 1920). В то же время понос, рвота и сильные пароксизмальные боли в животе и мучительная жажда не прекращаются и не ослабевают в своей интенсивности. Наступает сильное обезвоживание и обеднение организма хлором, вследствие чего имеет место сгущение крови, олигурия, расстройство кровообращения, внешне проявляющееся в сильном охлаждении конечностей, цианозе губ, щек и ногтей и появлении очень болезненных и частых судорог, в особенности икроножных мышц. В отдельных случаях отмечаются кровоизлияния в коже, напоминающие телеангиэктазии, но существенно отличные от них, так как при надавливании они не исчезают. Отмечается ломкость капиллярных стенок.

Следует отметить, что в ходе заболевания наблюдаются обычно через 11/2-2 суток ремиссии, характерные для отравления бледной поганкой. При этих ремиссиях рвоты и колики исчезают и заменяются в большей части сонливым состоянием. Больной, ощущавший перед тем мучительное чувство приближающегося конца, начинает чувствовать себя спасенным. Появляется уверенность в выздоровлении. Однако это обманчивое спокойствие весьма часто уже через несколько часов кончается внезапным коллапсом и смертью, приблизительно на третий день отравления. В других случаях колики и понос возобновляются, появляется постепенно желтуха, и летальный исход только несколько отодвигается, примерно к 9-10-му дню заболевания.

Смерть обычно наступает в промежуток от второго до шестого дня, чаще через 2-3 дня, повидимому, от паралича сосудисто-двигательного центра. Желтуха не является симптомом, обязательно сопутствующим смертельному отравлению. При благоприятном течении процесса желтуха постепенно в течение второй недели исчезает.

Более или менее характерный признак для отравления бледной поганкой - сохранение сознания и памяти вплоть до атонального периода. В затянувшихся случаях отравлений незадолго перед агонией может появиться сонливость. Однако со стороны нервной системы наблюдается ряд симптомов, например, в начале отравления беспокойное, затем возбужденное состояние, болтливость, что, впрочем, может указывать на возможное смешанное отравление (примесь ядовитых грибов других видов). Отмечаются иногда мышечные подергивания, зрачки большей частью умеренно расширены и довольно долго дают затяжную реакцию. В смертельных случаях наблюдалась анизокория, миоз, птоз и недержание мочи.

При пальпации живота отмечается большей частью на третий день увеличение (иногда до трех пальцев ниже реберного края) и болезненность печени при давлении, чувствительность селезенки; последняя большей частью не прощупывается. При прощупывании в области желудка может наступать рвота, живот сильно втянут и имеет так называемый ладьеобразный вид. Нужно отметить, что печень может быть и не увеличенной, даже несмотря на наличие желтухи.

Пульс в тяжелых случаях слабый, нитевидный, до 120-140 ударов в минуту, а затем едва прощупывается как следствие возбуждения и наступающего затем истощения и паралича сосудодвигательного центра. Сердце ослабевает вследствие возросшего сопротивления сгустившейся и вязкой крови, а также в связи с дегенерацией самой мышцы. При этом сильно падает кровяное давление: систолическое давление в 90 мм не является редкостью. При выслушивании и перкуссии сердца особых отклонений от нормального состояния не отмечается.

Температура обычно нормальная, в отдельных случаях отмечается субнормальная температура.

При исследовании крови никаких явлений, указывающих на гемоглобинемию или гемолиз, не отмечается, имеется повышенная вязкость, вследствие сгущения крови, сильная полихромемия и полиглобулия, эритроцитов 11200000, гемоглобина 112%, увеличение тромбоцитов. Лейкоцитарная формула сдвинута в сторону нейтрофилов, содержание которых может доходить до 91%. В очень тяжелых случаях эозинофилы исчезают. Если анэозинофилия проходит, то это является, повидимому, благоприятным симптомом. Начальная гипергликемия сменяется гипогликемией.

Отделение мочи очень задержано, иногда в течение двух суток наблюдается полная анурия, причем нельзя спустить ни капли мочи даже через катетер. Объясняется ли такое положение потерей воды или токсическим действием бледной поганки на почки, сказать трудно. Весьма возможно, что здесь играет роль и тот, и другой фактор. В; моче отмечается немного белка, аминокислоты, иногда сахар, эритроциты, зернистые цилиндры, эпителиальные клетки, наполненные жиром, и лейкоциты. В более легких случаях белок исчезает уже через два дня.

Ниже мы приводим описания отдельных случаев отравления бледной поганкой, взятых нами из собственных обследований и из материалов других обследований.

Случай 1. Семья Д., состоявшая из 5 человек (муж, жена, 2 детей и бабушка), в августе съела; за обедом грибы, жаренные Б сметане. Грибы были приобретены у неизвестной женщины, которая принесла «а дом различные грибы, среди которых были «шампиньоны». Весь день после обеда и за ужином все чувствовали себя вполне удовлетворительно. Ночью примерно во втором часу первыми заболели дети и несколько позднее - родители и бабушка. Отравление началось рвотой, болями в животе и поносом. Рвота и понос были чрезвычайно частые, сильно истощали и ослабляли больных. Рвотные массы и испражнения вначале содержали непереваренные части грибов. Появилась сильная жажда, но утолить ее больные не могли, так как наступала рвота и вода быстро извергалась обратно. У некоторых больных отмечались судороги икроножных мышц. К вечеру дети значительно ослабли. Рвота и понос у них прекратились и наступила сонливость. У взрослых рвота и понос продолжались. Пульс у детей и у бабушки был весьма частый, но слабого наполнения. Отмечались болт при прощупывании живота, в особенности они были чувствительны в области печени; последняя, однако, не прощупывалась. К утру следующего дня прлоявлениях сердечной слабости погибла девочка 7 лет, затем часом позднее умер мальчик 9 лет и вечером скончалась бабушка, которая часа за два до смерти была в бессознательном состоянии. У отца и матери отравление протекало хотя и в тяжелой форме (отмечалось желтушное окрашивание лица и даже прощупывалась увеличенная печень), однако к концу третьего дня у них наметилось улучшение: рвота и понос прекратились и они через две с половиной недели выписались из больницы по собственному желанию еще гори явлениях общей слабости. При вскрытии погибших было обнаружено жировое перерождение печени, а также в слабой степени сердца и почек.

Данный случай отравления характерен для отравления бледной поганкой прежде всего потому, что среди съеденных грибов были и «шампиньоны», которые весьма часто смешиваются с бледной поганкой; далее - по длительному инкубационному периоду (11 -13 часов), по своей клинической картине, в которой на первый план выступает жестокий гастроэнтерит, напоминающий холерный, наконец, по большой смертности (из пяти человек погибло трое) и по патологоанатомическим изменениям (жировое перерождение печени). Несмотря на то, что при данной вспышке отравления грибы не были микологически исследованы, даже на основании анамнеза и клинической картины можно без особых затруднений поставить диагноз отравления бледной поганкой, точно так же, как по одной клинической картине ставят диагноз ботулизма.

Случай 2. В июле к вечеру группа людей съела суп из грибов, которые коллективно собрали в лесу. На следующий день у них появились первые признаки отравления: тошнота, сильная рвота, а затем частый понос. У всех больных отмечалось в различной степени увеличение печени, болезненность печени при пальпации, ослабление сердечной деятельности, сильное понижение кровяного давления. Часть больных погибла. На вскрытии обнаружено жировое перерождение печени; в более слабой степени перерождение отмечалось в других органах: в почках и в сердце.

Данное грибное отравление по своему длительному инкубационному периоду (свыше 12 часов), клинической картине (бурный гастроэнтерит, увеличение печени), высокой смертности, а также по изменениям, найденным при патологоанатомическом вскрытии, является характерным для отравления бледной поганкой.

Случай 3. Семья Н. в составе четырех человек: мужа, жены и 2 детей, в августе за обедом съела различные грибы, собранные детьми в лесу. Через 12-14 часов, ночью, появился понос, который через некоторое время стал водянистым. Затем присоединилась сильнейшая рвота с резкими болями в животе. В дальнейшем наблюдалась мучительная жажда, сильное головокружение и резкая слабость. Отмечались также судорожные подергивания. Пульс был нитевидный, 120 ударов в минуту или вообще не поддавался подсчету. При явлениях сердечной слабости дети умерли через двое суток, а мать - через трое суток.

При патологоанатомическом вскрытии обнаружено резкое увеличение печени и селезенки, жировое перерождение почек и сердечной мышцы; в одном случае были отмечены жировые тромбы в аорте и в левом желудочке. Отмечались также экхимозы в левом желудочке.

Хотя вид грибов и не был диагностирован при обследовании, однако инкубационный период и вся клиническая картина, высокая смертность и секционный материал не оставляют никакого сомнения в этиологии этого случая.

Случай 4. Отравление произошло в августе в семье С., состоящей из трех человек. Отравились отец, мать и дочь грибами, которые собрали дети. Через 20 часов после употребления грибов появилась сильнейшая рвота и непрерывный понос. Наблюдалась синюшность лица и конечностей. Временами наступало бессознательное состояние и наблюдалось подергивание лицевых мышц. У матери и дочери была отмечена кровавая рвота. Мать и дочь умерли. При патологоанатомическом вскрытии обнаружено жировое перерождение печени и других органов. Грибы не исследовали.

Сильнейший гастроэнтерит, беспрерывная рвота, понос и в особенности длительный инкубационный период и данные патологоанатомического вскрытия, безусловно, говорят за то, что здесь имело место отравление бледной поганкой.

Случай 5. Семья Д., состоящая из матери, 42 лет, сына, 20 лет, и дочери:, 12 лет, в августе вечером еда: жареные грибы, собранные ими в лесу, среди которых были, как это выяснилось впоследствии, грибы, сходные с шампиньонами. На следующий день у дочери и матери начался понос и рвота. У матери, евшей только шкварки, оставшиеся от жареных грибов, рвота быстро прекратилась и продолжался только частый понос; одновременно отмечалось небольшое повышение температуры (37,2°). Девочка, у которой были явления рвоты и поноса, а также слабость все время нарастали, была отправлена в больницу, где еще на третий день понос и рвота продолжались. На четвертый день с утра состояние девочки значительно улучшилось, рвота и понос прекратились. Вечером временами сознание у девочки было затемнено, а на пятый день состояние резко ухудшилось: бессознательное состояние, зрачки были расширены и на свет реагировали слабо. В 11 часов утра наступило сильное возбуждение, вскоре перешедшее в буйство. Пульс слабый, с перебоями, рвота и понос прекратились. На шестой день состояние больной еще более ухудшилось, появилась кровавая рвота, пульс нитевидный, едва прощупывающийся, и в 9 часов 30 минут утра девочка скончалась при явлениях сердечной слабости. Сын заболел на третий день, т. е. после очень длительного инкубационного периода. Отравление качалось поносом и рвотой, сопровождаемыми головной болью. На четвертый день состояние немного улучшилось, зрачки слегка расширены, появилась желтуха5. На пятый день отмечалась общая слабость, желтуха, зрачки на свет реагировали слабо. Днем стало отмечаться ослабление зрения (больной не мог сосчитать пальцев), а к вечеру наступило сильное возбуждение и буйство (больной сорвал одежду, лез под кровать и пр.) и непроизвольное мочеиспускание. После инъекции морфина наступило кратковременное успокоение. На шестой день, утром - ослабление сердечной деятельности и смерть. Мать выздоровела.

Описанный случай отравления отличается несколько по своей клинической картине, а именно здесь мы видим припадки буйства, указывающие на сильное поражение центральной нервной системы. Однако, принимая во внимание характерный длительный инкубационный период, выраженный гастроэнтерит, ремиссии, появление желтухи, можно, невидимому, считать данное отравление смешанным, в котором, однако, бледная поганка сыграла главную и решающую этиологическую роль. В материалах обследования бледная поганка была указана как причина отравления.

Случай 6. Семья М. в составе 5 человек ела суп из шампиньонов, купленных на базаре в сентябре. Заболевание началось после длительного инкубационного периода (33-40 часов) тошнотой, рвотой и поносом. При этом у различных членов семьи симптомы наблюдались в очень легкой форме и средней тяжести, за исключением девочки 3 лет, у которой развилась типичная для отравления бледной поганкой клиническая картина с наличием явной ремиссии, во время которой девочка чувствовала себя совсем хорошо. Ремиссия кончилась кровавой рвотой. Девочка умерла при явлениях сердечной слабости.

При патологоанатомическом вскрытии обнаружено дистрофическое изменение паренхиматозных органов и, в частности, жировое перерождение печени.

В этом случае мы можем отметить один из наиболее типичных для отравлений бледной поганкой этиологических моментов: смешивание последней с шампиньонами. Судя по относительно легкому течению отравления у большинства членов семьи, можно думать, что в купленных на базаре шампиньонах находилась в качестве примеси бледная поганка в количестве не более одного-двух экземпляров, однако вполне достаточном, чтобы вызвать гибель трехлетнего ребенка.

Последний случай грибного отравления, хотя и является, насколько нам известно, единственным зарегистрированным в Советском Союзе за много лет, вызванным бледной поганкой, купленной на базаре, однако значение его как особо тревожного сигнала для санитарного надзора тем самым вряд ли приуменьшается.

Прогноз

Тип грибных отравлений, вызванных грибами группы бледной поганки, как видно из всего изложенного, относится к тем немногим заболеваниям, когда врач уже заранее должен предвидеть высокую летальность. Особенно не следует доверяться обманчивому улучшению состояния больного (ремиссия), когда у него появляется надежда на быстрое выздоровление.

При прогнозе большое значение имеет состояние сердца и сосудов. Если они остаются хорошими, то больные в сравнительно короткое время выздоравливают. В других случаях, причем большей частью совершенно неожиданно, наступает резкое ухудшение кровообращения: пульс становится слабым, нитевидным, едва прощупывающимся, очень учащенным, и больные обыкновенно погибают, невидимому, от паралича сосудодвигательного центра.

Большинство больных, особенно детей, умирает до третьего дня. Некоторые считают третий день кризисом для отравления, так как, по их мнению, больные, пережившие третий день, большей частью выздоравливают. Другие называют кризисным второй день и считают, что если больной проживет еще три следующих дня, то заболевание закончится выздоровлением. Однако смертельный исход, как мы наблюдали, может нередко наступать на четвертый, пятый и на шестой день, а в отдельных затяжных случаях с желтухой - даже и на десятый день.

Выздоровление от отравления длительное, наступает через 2, 3 и 4 недели, а иногда и через несколько месяцев и при этом без видимых последствий для печени, несмотря на то, что печень принимает на себя в этом отравлении первый и наиболее сильный и жестокий удар со стороны яда бледной поганки. Выздоровление обычно полное: функция печени и других органов восстанавливается.

Лечение

Многочисленные авторы почти единодушно говорят о весьма сомнительном успехе всякого рода применяющихся способов лечения этой ужасной по своей летальности формы грибного отравления.

Наиболее осложняющим моментом для успешности лечения отравления является весьма длительный инкубационный период, в течение которого яд бледной поганки успевает в значительной степени резорбироваться в организме. Когда врач попадает к больному, он уже видит перед собой больного, в значительной мере опорожнившего и продолжающего бурно опорожнять свой желудок и кишечник. Промывание желудка и очистка кишечника с целью удаления грибов представляются как будто излишними. Все же многие авторы рекомендуют производить промывание желудка, так как, по их наблюдениям, имеет место выделение остатков грибов и позднее 20 часов от времени приема пищи. Некоторые авторы указывают на благоприятное действие промывания желудка тепловатой водой как средства, на короткое время успокаивающего рвоту и используемого, например, с целью введения в желудок лекарств.

Одно лишь нужно отметить, что промывание желудка и слабительные имеют свое ценное лечебно-профилактическое значение в тех случаях, когда из группы лиц, употреблявших в пищу грибы, заболевает кто-либо раньше. Эти средства тогда следует немедленно применить у всех остальных членов этой группы.

Первой задачей терапии является борьба с громадной потерей воды и хлоридов, которая, особенно в первые часы и дни отравления, является доминирующей в клинической картине.

Наиболее благоприятное действие имеет вливание в вену физиологического раствора, а также медленное вливание (в течение одного часа) раствора глюкозы, например, 100-125 г глюкозы в 500 мл рингеровского раствора (можно и обычного 0,7% раствора хлористого натрия), нагретого до 37°, два раза в день, при пониженном давлении ввиду повышенной ранимости стенки вены. По Бланку, количество глюкозы и количество вливаемого физиологического раствора затем в дальнейшем постепенно уменьшают: 75 г глюкозы в 400 мл раствора, 50 г глюкозы в 300 мл раствора и, наконец, один чистый рингеровский раствор. Глюкозу можно давать в изобилии per os, если больной переносит, или в клизме (40 г на 1 000 мл воды) с той же целью, как и при строчковом отравлении, чтобы защитить печеночную ткань путем инфильтрации ее гликогеном. Кроме того, введение глюкозы имеет целью устранить гипогликемию.

Ле Кальве (1936) предлагает для устранения одновременной сильной потери хлора (хлоропении) вводить внутривенно 20 мл 20% хлористого натрия или per os в количестве 10 г на стакан воды, сначала через полчаса, а затем через час. Автор видел в нескольких случаях почти непосредственный эффект - прекращение рвоты. Когда появлялась тошнота, достаточно было выпить медленными глотками стакан соленой воды, чтобы она исчезла. Обертен и Патей (1935) вводили при отравлении в вену 30 мл 20% раствора хлористого натрия без каких-либо явлений шока, наряду с регидрированием организма, лечением глюкозой, адреналином, спартеином, и получили благоприятные результаты. Гетро (1938 и 1939), исходя из своих экспериментов и наблюдений, видит в хлоридном лечении не только просто симптоматическое, но, повидимому, и причинное воздействие, которое, с очной стороны, восстанавливает нормальную гликемию, а с другой, вызывает диссоциацию яда бледной поганки, что достигается частичной или полной его флокуляцией. Гетро предлагает проводить хлоридное лечение наиболее простым способом, не требующим участия врача. Этот способ состоит в медленном питье холодного 10% раствора поваренной соли.

Рекомендуется с целью подкрепления сердечной мышцы три раза в день вводить внутривенно азотнокислый стрихнин по 0,002 г. Стрихнин, действуя главным образом на центральную нервную систему, тонизирует функции сосудодвигательного и дыхательного центров, выравнивает артериальное давление и дыхание, нарушенное при отравлении. Далее применяется симптоматическое лечение: пантопон по 0,02 и морфин по 0,01 от 2 до 4 раз в сутки в начале заболевания являются благодетельным для больного средством, уменьшающим частые болезненные судороги и сильные коликообразные боли в животе, а также успокаивающим больных, которые часто чувствуют страх приближающейся смерти. Несомненно, что назначение морфина, хотя и является в некотором отношении нежелательным, ввиду снижения им психического и сосудистого тонуса у больных, однако полезное действие в данном случае перевешивает это отрицательное действие, так как само состояние беспокойства больных и их страдание являются в значительной мере причиной последующего истощения их организма.

Кровопускания, которые рекомендуют иногда некоторые авторы, при состоянии сильной слабости и начинающегося истощения представляются сомнительным лечебным средством. Скорее, мы полагаем, можно было бы ожидать эффекта от переливания крови, однако, нисколько нам известно, никто из терапевтов этого средства не предлагал при лечении отравления бледной поганкой.

При сильной потере воды отмечается чувство охлаждения (замерзания) и в этих случаях хорошо помогают грелки на живот.

В качестве средств сердечных и тонизирующих сосудодвигательный центр применяют кофеин, камфору, дигален, кардиазол, коразол, корамин, кордиамин, строфантин, лобелии, гексетон и стрихнин. Однако в тяжелых случаях нарушения деятельности сердечно-сосудистой системы ни одно из названных средств не могло помочь. Даже инъекция корамина непосредственно в сердце не давала желаемого эффекта. При появившемся цианозе или удушье применяют беспрерывно вдыхания кислорода. Вельсман (1936) говорит, что обычные сердечные средства при этом отравлении не действуют, так как в первую очередь, по его мнению, повреждается не сердце, а сосудистая система кровообращения. Автор рекомендует назначать средства, действующие специально на сосудодвигателытый центр. При этом он указывает на кардиазол и не в обычных терапевтических дозах, не имеющих особого успеха, а до 5 мл 10% кардиазола в вену. Автору, по его словам, удавалось при таком лечении успешно бороться с нарушением сердечно-сосудистой системы и снижать процент смертельных исходов.

Особо должны быть рассмотрены предлагавшиеся средства специфической терапии отравлений бледной поганкой. Эти методы лечения направлены непосредственно на обезвреживание и нейтрализацию яда, попавшего в организм больного.

Первый метод лечения - это метод сывороточной терапии. В 1897 г. Кальметт, а вслед за ним и другие исследователи попытались на кроликах провести твои опыты иммунизации против яда бледной поганки, но эти опыты дальше лаборатории не пошли. Дюжарику де ла Ривьер (1928) удалось получить лечебную сыворотку после иммунизации лошадей. Последние иммунизировались предварительно старыми (двух-трехгодичными) вытяжками из бледной поганки, а затем переходили к инъекции свежих вытяжек всех трех разновидностей бледной поганки (A. phalloides, mappa и verna). Опыты, которые были поставлены с сывороткой на кроликах и мышах, неоспоримо доказали предупредительное и лечебное действие сыворотки через два часа после экспериментального отравления. Однако у человека при длительном латентном периоде запоздалое применение указанной лечебной сыворотки давало менее ясные результаты, хотя можно было установить в некоторых случаях благоприятное действие. Недостатки этого метода лечения, по Роту (1936), состоят в том, что получаемый иммунитет у животных не слишком велик и мало устойчив; получаемая сыворотка плохо сохраняет свои антитокскческие свойства и, наконец, в случае острой необходимости своевременное получение ее затруднено. Лечебная сыворотка изготовляется только в Институте Пастера в Париже, не в промышленном масштабе, а лабораторно в небольшом количестве. Поэтому значение предложенного метода серотерапии является пока весьма ограниченным, а в практическом отношении - ничтожным.

Другой специфический метод лечения, предложенный Лимузеном и Пти (1932), является более доступным. Этот метод основан на использовании повышенной устойчивости кролика к яду бледной поганки, вводимого per os. Это обстоятельство, согласно авторам, объясняется особыми биохимическими свойствами стенок желудка кролика. способных адсорбировать гепатотоксическую часть яда бледной поганки. Что же касается нейротоксической части яда, которая поступает в кровь, то она в свою очередь нейтрализуется невидимому, элементами мозговой ткани кролика. Исходя из этих предложений, Лимузен (1939). а также Дювернуа применяли при отравлении бледной поганкой сырые желудки и мозги кролика с благоприятным результатом даже в тяжелых случаях. При лабораторных исследованиях на животных авторами были получены хорошие лечебные результаты, однако у других врачей клинические результаты при лечении этим способом отравлений были скромными. Лечение этим методом необходимо проводить в самом начале отравления, что, конечно, далеко не всегда достижимо. Далее, необходимо, чтобы больной проглотил смесь сырых желудков и мозгов; однако при бурной рвоте и большой чувствительности желудка это является весьма часто невозможным. Рош, Кальве (1936) пытались неоднократно заставить больных проглотить эту смесь, но всегда без успеха. Благоприятные результаты, полученные различными авторами, не всегда являются вполне убедительными. Например, один автор сообщает, что тот больной, который смог удержать эту смесь и не удалить ее вместе со рвотой обратно, выздоровел, а другой больной, который немедленно извергнул смесь из желудка, погиб. Служит ли это выздоровление безупречным доказательством успешности примененного средства, является большим вопросом, так как выздоровление больного могло произойти и в связи с другими причинами (поступление меньшей дозы яда, большая устойчивость организма и пр.).

Техника назначения той смеси следующая: у только что убитых 7 кроликов берут мозги и у 3 - желудки и, не промывая их, все вместе мелко измельчают, размешивают и прибавляют для некоторой маскировки апельсинового или другого какого-либо сока. Всю ЭТУ смесь дают проглотить больному. Рекомендуется непосредственно перед приемом произвести промывание желудка. Это лечение можно проводить повторно.

Ввиду чрезвычайно большой летальности, наблюдающейся при грибных отравлениях бледной поганкой, с одной стороны, безвредности и в то же время все же недостаточно изученной эффективности этого средства - с другой, мы полагаем, что терапия смесью из желудков и мозгов кроликов не должна отсутствовать в арсенале наших терапевтических средств или борьбе за жизнь больного, так как в этом случае даже небольшой лечебный эффект может обусловить возможность выздоровления.

Диэта при отравлении бледной поганкой в начале заболевания строгая. Можно давать только жидкости, например, холодный чай, однако только в том случае, если прием его не вызывает рвоты, или давать кусочки льда. Алкоголь во всех его видах не рекомендуется, так как имеется предположение, что он облегчает всасывание яда в кровь.

Вливание в вену раствора глюкозы или под кожу физиологического раствора в достаточной степени утоляет жажду. С 4-го дня можно давать молоко; с конца первой недели, когда появляется огромный аппетит, чувство голода, и при благоприятных условиях (отсутствие явлений со стороны почек) можно переходить на смешанную пищу.

При отравлении бледной поганкой, как и при строчковом отравлении, должен обязательно соблюдаться постельный режим, строжайший покой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов проекта активная ссылка обязательна:
http://gribochek.su/ 'Библиотека о грибах'

Рейтинг@Mail.ru